Немного коньюктуры
Сегодня мы посвятим свое и, как я надеюсь, часть вашего времени обсуждению такой злободневной темы как политическая манипуляция. Как не странно, но политический контекст, который разворачивается сегодня, требует некоторого стратегического и обобщенного понимания. На наших глазах постоянно разворачивается театрализованное шоу со множеством актеров, зрителей и невольных участников. Некоторые из них талантливы, некоторые бездарны, не в этом суть. Суть в том, что информационное пространство, которое они формируют, преследует одну цель - убедить вас в определённой диспозиции, в правоте строго определённой логики развития событий, сформировать ваше отношение к разворачивающемся событиям. Это бесконечный поток дезинформации, который льется на нас отовсюду.
В первую очередь нужно понимать, что манипуляция –это неотъемлемый признак любой властной парадигмы, включая т.н. демократию. Это ее естественный дискрус, и в этом смысле она не носит какого-то особого негативно окрашенного оттенка в рамках нашего политического пространства. Манипуляция - инструмент получения и использования политического капитала. Если обратить внимание в историю вопроса, то мы обнаружим, что манипуляция - это именно то, о чем говорил еще Аристотель, говоря о вырождение политики в демократию (как мы помним, учитель Александра Македонского относил демократию к нежелательным формам правления). Еще более склонным к манипулятивным инструментам является современная ее форма - представительская демократия - это усугубленная, доведенная до абсурда демократия (в понимании Аристотеля - форма демократии) когда прямое волеизъявление заменяется делегированием. Делегирование власти, полномочий и прав приводит к неизбежному злоупотреблению, и язык манипуляции в этих условиях является единственным языком политики. Апелляция к эмоциям, аргументация лозунгами, авторитетами, отсутствие рефлексии - все это неотъемлемый язык современной политики. Это неизбежная ситуация, объективно диктуемая самой логикой представительской демократии, в связи с чем любой разумный человек должен выработать рациональную антитезу этой токсичной информационной среде, в противном случае он неизбежно станет ее участником и жертвой.

Но вернёмся к текущей конъюнктуре, чтобы проиллюстрировать положение вещей. На этой неделе точкой бифуркации всех актеров в России стало сначала выдвижение, а потом не допуск известного российского политика Алексея Навального к выборам президента России. Попробуем на примере этой ситуации разобрать суть манипуляций и стратегий ее участников.
Для начала выделим ключевой элемент любой массовой политической манипуляции. Таким элементом, безусловно, является эмоциональная аргументация и формирование иной реальности, которая не требует рационального осмысления от участников процесса. Т.о. сегодняшняя картина - это результат некоторой стратегии .
За последние годы процесс нарастающей истеризации общества, которым, казалось, управляли из Кремля, приобрел черты неуправляемого процесса. Это заметно по многим признакам, в т.ч. по регулярным всплескам иррациональных мотиваций в ходе принятия решений. Текущий политический дискурс государства строится исключительно на лозунговых конструкциях. В обиход активно вводятся новые псевдо архетипы. Но, учитывая отсутствие технологической возможности тотального контроля за информационным пространством, государство получило непрогнозируемый результат. Помимо самого государства, истеризацией общества воспользовались и все остальные участники политической жизни. Т.о. система приобрела ускоряющуюся амплитуду изменений, и для каждой попытки коррекции ее динамики от Кремля требуется все больше и больше усилий и ресурсов. Но контроль уходит из рук. Все больше участников подключается к этой игре, и происходит не консолидация общества, как планировал Кремль, а скорее фрагментация, причем фрагментация динамичная, т.к. постоянно возникают все новые и новые источники манипуляции, и диспозиция постоянно меняется.

По сути, мы наблюдаем потерю контроля и классический элитарный кризис. В период элитарного кризиса участниками манипуляции становятся все ее участники. Причем в различных ситуациях они могут быть и объектами, и субъектами данного процесса. Например, с одной стороны, Кремль пытается манипулировать гражданской позицией через такие инструменты как пресловутое «Ольгино» и т.п., через конъюнктурный архетип, связанный с Крымом и ВОВ, тем самым выстраивая истеричную дихотомию между «патриотом» и «не патриотом» через критерий поддержки властных инициатив. Очевидный редуцированный характер такой дихотомии приводит к нарастанию кризиса в массовом сознании и активно питает вышеупомянутую истеризацию.
С другой стороны, радикальные оппоненты Кремля такие как Алексей Навальный также активно использует инструментарий манипуляции и выстраивает классическую систему отсутствия альтернативы, что приводит к радикализации общества с другой стороны.
Т.о. мы наблюдаем ситуацию нарастания кризиса, в которой истинная реальность перестает как-либо коррелировать с позицией людей, включенных в эту систему. Справедливости ради нужно указать, что действия оппозиции в данной ситуации являются в большей степени реактивными, они являются ответом на процесс закрытия пространства для маневра, но тем не менее манипулятивный характер политического инструментария очевиден. Вполне понятно, что уже изначальной целью политики Навального являлось именно развитие этого варианта событий. Через получение отказа от регистрации к поляризации и усугублению кризисных явлений в элите с последующим использованием этого накала страстей. Это разумная стратегия, учитывая табуированный и внесистемный характер его позиции для Кремля. Теперь вне зависимости от уровня страха Кремля перед этой ситуацией, по сути мы наблюдаем разворачивание стратегии штаба Навального и реактивные действия Кремля. Кремль стал предсказуемым и тем самым утратил инициативу.
Опасность для всех участников процесса заключается в том, что никто из них по сути не контролируют ситуацию, она выходит на путь автономного развития, и ее инициаторам в ближайшее время потребуется все их влияние, чтобы эту ситуацию держать в русле своей стратегии. Типичная ситуация т.н. каскадов бифуркаций, которая приведет к эволюции всей системы. Причем у Навального таких возможностей больше в силу харизматического характера управления процессом. Власть эту харизматичность стремительно утрачивает, а институциональные формы воздействия в условиях тотальной истерии не дадут должного эффекта.
Тем самым Кремль загоняет себя в ловушку бессилия.
17 июля 2019
Валерий Виннер